О долговой политике Российской Федерации - в интервью директора Департамента государственного долга и государственных финансовых активов Минфина России Константина Вышковского

О долговой политике Российской Федерации - в интервью директора Департамента государственного долга и государственных финансовых активов Минфина России Константина Вышковского

На официальном сайте Минфина России www.minfin.ru опубликовано интервью директора Департамента государственного долга и государственных финансовых активов Константина Вышковского о долговой политике Российской Федерации.

Предлагаем ознакомиться с выдержкой из данного диалога.

... 

Константин Владимирович, каковы особенности долговой политики нашей страны в настоящее время? По каким показателям можно судить о ее эффективности? Какие приоритетные задачи намечено решать в 2020–2022 годы?

Проводимая в последние годы долговая политика в широком смысле этого понятия – и заемная политика, и управление накопленным долгом – доказала свою эффективность: создан и успешно функционирует постоянно действующий механизм рыночного привлечения заемных ресурсов, необходимых для обеспечения потребностей федерального бюджета; при этом объемы привлекаемых ресурсов растут, а их стоимость последовательно снижается; постоянно развивается инвесторская база, на российском рынке сохраняется значительное присутствие иностранных инвесторов, несмотря на вводимые внешние ограничения; структура суверенного долгового портфеля вполне сбалансирована с точки зрения срочности валютного и процентного рисков. И, конечно, мы планируем сохранить преемственность взятого нами курса. В целом сегодня российский долговой рынок соответствует всем современным критериям развитого рынка. Напомню, что основным источником заемных средств для Минфина России был и остается внутренний рынок капитала. Развитие этого рынка и совершенствование механизма размещения облигаций федерального займа (ОФЗ), номинированных в российских рублях, – абсолютный для нас приоритет. Размещение государственных ценных бумаг, номинированных в иностранной валюте, на протяжении последних лет осуществляется в ограниченных объемах, имея целью сохранение присутствия России на международном рынке капитала в качестве суверенного заемщика и поддержание репрезентативной кривой доходностей в иностранной валюте для создания благоприятных ценовых условий для заимствований российских корпоративных эмитентов. Так, в 2019 г. сумма осуществленных внешних заимствований составила лишь около 16% от совокупного объема государственных заимствований Российской Федерации.

В ближайшие 3 года перед нами стоит амбициозная задача по привлечению беспрецедентных объемов заемных средств – порядка 2,5 трлн руб. в 2020 и 2021 гг., а в 2022 г. данная цифра приближается к 3 трлн руб. Как и ранее, мы твердо намерены придерживаться принципа осуществления заимствований лишь на приемлемых финансовых условиях, без избыточного давления на российский долговой рынок.

Что касается планов по внешним заимствованиям, то проектом бюджета на 2020–2022 гг. они предусмотрены в ограниченном объеме – в эквиваленте 3 млрд долл. США ежегодно.

Но, разумеется, не стоит вопрос о выходе на международный рынок капитала «любой ценой». При неблагоприятной ситуации мы можем вообще воздержаться от внешних размещений и заместить указанный индикативный объем заимствованиями на внутреннем рынке.

Каким, на Ваш взгляд, представляется оптимальным соотношение государственного долга и ВВП для обеспечения долговой устойчивости и экономического роста?

По своим долговым показателям Россия является лидером среди не только стран с развивающимися рынками, но и среди развитых экономик. Горький опыт решения долговых проблем в начале 2000-х гг. научил нас очень внимательно относиться к вопросу наращивания долговой нагрузки.

Но заемные ресурсы являются важным инструментом стимулирования экономического роста. Отказ от этого источника едва ли разумен, так как поставит Россию в неравные по сравнению с другими странами условия и затруднит достижение нашей экономикой среднемировых темпов роста.

С этой точки зрения умеренное увеличение уровня государственного долга (не более 1% ВВП в год), заложенное в федеральный бюджет на предстоящую трехлетку, представляется нам взвешенным решением. Согласно прогнозам, совокупный государственный долг Российской Федерации к концу 2022 г. не превысит 17% ВВП, что даже по самым консервативным оценкам является весьма комфортным уровнем.

В последние годы постоянно увеличивается объем заимствования государства на внутреннем рынке капитала, при этом уже не один год у нас профицитный бюджет. К тому же он запланирован и на 2020–2022 гг. Есть ли необходимость заимствований в этом случае? Какие цели они преследуют?

В рамках действующей конструкции бюджетных правил нефтегазовые доходы федерального бюджета, возникающие в связи с превышением установленного Бюджетным кодексом Российской Федерации базового уровня цены на нефть1, – так называемые дополнительные нефтегазовые доходы – направляются на пополнение Фонда национального благосостояния. Профицит федерального бюджета, утвержденный законом о бюджете, рассчитывается с учетом всех доходов бюджета. Потребность же в заемных средствах определяется наличием первичного структурного дефицита федерального бюджета (разницей между объемом расходов и объемом доходов без учета дополнительных нефтегазовых доходов). В соответствии с Основными направлениями бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов, в целях формирования финансового ресурса на реализацию национальных проектов первичный структурный дефицит федерального бюджета на среднесрочную перспективу закладывается на уровне 0,4–0,5% ВВП. Основным источником финансирования дефицита будут выступать заимствования на внутреннем рынке капитала. Таким образом реализуется на практике стратегия «занимай и сберегай».

Как известно, значительной частью государственных долговых бумаг на российском рынке владеют нерезиденты. Во многом это связано с разницей в стоимости денег на мировом и российском рынках. В связи со снижением ставки рефинансирования Банком России, которое, вероятно, продолжится и в дальнейшем, не приведет ли это к масштабному оттоку капитала из страны и удешевлению гособлигаций и девальвации национальной валюты?

С января по ноябрь 2019 г. доля нерезидентов в ОФЗ увеличилась на 7,6 п.п., до 32,0%. Такая ситуация свидетельствует о высокой привлекательности российских гособлигаций для иностранных инвесторов по сравнению с суверенными долговыми инструментами большинства других стран с развивающимися рынками. Интерес нерезидентов к ОФЗ за истекшую часть 2019 г. поддерживался действием ряда факторов, среди которых:

– «затухание» антироссийской санкционной риторики США в отношении внутреннего долга, которая стремительно развивалась в 2018 г.;

– ожидание значительного снижения ключевой ставки Банком России, что побуждало инвесторов «успеть» приобрести активы, пока они не стали более дорогими;

– снижение в Европе и США ставок, что в контексте смягчения денежно-кредитной политики Банка России поддерживало привлекательный уровень процентной маржи для реализации стратегии carry trade.

В результате этих факторов инвесторы, имеющие фондирование, например, в долларах США, за год в среднем смогли заработать на рынке ОФЗ не менее 20% (за счет купонных платежей и роста цен облигаций с учетом снижения курса доллара США к рублю). Это один из лучших показателей среди стран с развивающимися рынками.

Высокий спрос нерезидентов на российские долговые активы, безусловно, поддерживает курс российского рубля. Однако это далеко не основной фактор курсообразования национальной валюты России. Определенные риски волатильности рынка ОФЗ может представлять высокая концентрация так называемого «спекулятивного» иностранного капитала. Однако, как показала практика 2018 г., доля таких инвестиций в ОФЗ не так высока, а продаваемые такими нерезидентами объемы гособлигаций охотно приобретаются российскими участниками.

...



10 января 2020
10:21
Поделиться